Август 13, 2022

.

Чемпион, который так и не выиграл титул. История Рейтемана

Главная Предыдущая / Red Bull: Если Honda и вернется в Ф1, то не с нами Следующая / Red Bull наняла психолога для работы с Цунодой Формула 1 Самое интересное Чемпион, который так и не выиграл титул. История Карлоса Рейтемана 7 июля исполнился ровно год со дня смерти победителя 12 Гран При, который успешно выступал за Brabham, Ferrari, Lotus и Williams, но так и не стал чемпионом мира

Автор: Дэвид Малшер Соавтор: Александр Кабановский , Ответственный редактор 7 июл. 2022 г., 08:00

Нажмите, чтобы загрузить аудиоплеер

В разгар прошлого лета, когда Формула 1 колесила по европейским трассам, а болельщики взахлеб обсуждали дуэль Льюиса Хэмилтона с Максом Ферстаппеном за победы в гонках и титул чемпиона, из далекой Аргентины пришла новость о кончине на 80-м году жизни победителя 12 гонок чемпионата мира Карлоса Рейтемана. 

Признаем, тогда в круговерти событий – чего стоило одно столкновение Макса с Льюисом в Сильверстоуне – у нас просто не хватило сил, чтобы отдать дань памяти незаурядному и очень интересному пилоту, который несколько раз вплотную подходил к титулу, но так и не добился звания чемпиона. 

Исправляем это упущение.

Первая победа в Гран При у каждого гонщика получается особенной. Кто-то, не будучи фаворитом, вытаскивает счастливый билетик, кто-то идет к ней много лет, а кто-то сразу дает понять, что за этой победой последуют и другие. 

Дебютный успех Карлоса Рейтемана на южноафриканском Гран При 1974 года (на верхнем фото) можно назвать каким угодно, но только не неожиданным. И это несмотря на то, что гонщик с голливудской внешностью выступал за команду Brabham, которая до того четыре года не знала побед. 

Аргентинец пробился на вершину подиума уже в своем третьем сезоне Ф1. Но такой результат едва ли стал сюрпризом для кого-то в паддоке. Напротив, победы молодого пилота ожидали по сути с того самого дня, как Берни Экклстоун в 1972 году взял его в свою команду – и в первой же гонке Карлос стартовал с поула. 

Однако дебютный сезон все же получился для гонщика не особенно ярким. Вина за это прежде всего лежит на весьма средней машине Brabham BT37. По ходу чемпионата-73 знаменитый в будущем конструктор Гордон Марри подготовил ей на смену новинку, BT42 – и дела пошли на лад. 

В девяти заключительных Гран При Рейтеман шесть раз зарабатывал очки (которые в ту пору начисляли только первой шестерке) и дважды побывал на подиуме. А уж когда в 1974-м на трассы вышла модель BT44, Brabham вошла в число сильнейших команд Ф1. Став сильнейшим в ЮАР, Карлос в дальнейшем одержал победы в Шпильберге и американском Уоткинс-Глене.

Казалось, логичным развитием этого прогресса должна стать борьба за титул, но вышло иначе. В сезоне-75 доминировал Ники Лауда за рулем быстрой и надежной Ferrari 312T. Тем временем в команде Рейтемана решили не строить совершенно новую машину – Марри здраво рассудил, что «44-я» вполне неплоха и надо лишь устранить пару ее слабых мест. 

Однако вышло иначе. Если исходная модель отличалась хорошей скоростью, но частенько подводила своих пилотов из-за поломок, но обновленная 44B оказалась «железобетонной» в плане надежности, но вот по чистому темпу не блистала. 

В итоге Карлосу было сложно угнаться за Ferrari. Он победил лишь раз, на «Нюрбургринге», да и то во многом благодаря везению. А еще пяти подиумов хватило только для третьего места по итогам сезона – с почти двукратным отставанием от Лауды. 

Впрочем, важно отметить, что едва ли не впервые у Рейтемана был по-настоящему сильный напарник – его молодой тезка Карлос Пасе, который был особенно хорош в квалификациях. В споре с ним аргентинцу удалось взять верх с небольшим перевесом. Результат не особенно убедительный, учитывая из разницу в опыте.

Карлос Рейтеман за рулем Brabham BT44В на пути к победе в Гран При Германии 1975 года

Фото: Райнер Шлегельмильх

Зная, сколь сильным гонщиком был Рейтеман, можно только лишний раз пожалеть о трагической гибели Пасе в авиакатастрофе в начале 1977 года. Бразильский пилот стал одним из по-настоящему ярких талантов, кто просто не успел раскрыть себя в Ф1. Что до героя этого рассказа, то внутрикомандная конкуренция возымела на него странный эффект. 

Карлос словно сник. Он был восприимчивым человеком, к тому же его категорически нельзя было назвать напористым. Когда гонщик осознал, что большие боссы Brabham делают на Пасе серьезную ставку, это в высшей степени обеспокоило его, лишив уверенности в себе. 

Но едва ли не в большей степени на аргентинца повлияло решение Экклстоуна отказаться перед сезоном 1976 года от проверенных моторов Cosworth DFV V8 в пользу 12-цилиндровых «оппозитников» Alfa Romeo. И итоге машина в новой красной ливрее Martini, которая сменила восхитительную белую, оказалась сущим бедствием. 

В 12 первых Гран При Карлос девять раз сходил из-за отказов мотора. С него было довольно. Он покинул Brabham прямо по ходу сезона. Решиться на столь смелый шаг мог только тот, кто не испытывал сомнений в будущем. Благо, у Рейтемана их и не было – еще до этого гонщик получил приглашение от Ferrari, где в 1977-м он должен был заменить Клея Регаццони.

Но вышло так, что в Маранелло он оказался даже раньше – летом попал в аварию на «Нюрбургринге» и едва не сгорел заживо Ники Лауда, и Скудерии нужно было заменить австрийца.

Все сложилось как нельзя более удачно. Дебют Рейтемана за рулем алой машины должен был состояться на знаковой трассе в Монце – но едва не сорвался, когда туда приехал Лауда, который рвался за руль с незажившими ожогами и замотанной бинтами головой. К счастью, в ту пору правила позволяли командам выставлять третью машину, так что Карлос все равно вышел на старт. 

Однако и в квалификации, и в гонке он уступил будущему напарнику, несмотря на явные проблемы Ники с физическим состоянием. Потому на оставшихся этапах сезона-76 аргентинец присутствовал лишь в качестве, как бы сейчас сказали, резервного пилота Скудерии.

Карлос Рейтеман за рулем Ferrari 312T2. 1978 год

Фото: Райнер Шлегельмильх

В чемпионате 1977 года Лайда и Рейтеман были равны по силе в квалификациях, но расчетливый и хладнокровный австриец, не слишком отвлекаясь на напарника, одержал три победы и завоевал титул. Карлос же временами выглядел просто блестяще, но некоторые уик-энды провел куда менее выразительно. Он выиграл одну гонку и завершил сезон четвертым. 

В конце года Ники ушел из Маранелло, позарившись на щедрый контракт с Экклстоуном. Роль лидера досталась Рейтеману, который отлично справился с ней и прекрасно сработался с молодым напарником Жилем Вильневом. Увы, на трассах в 1978-м царили черно-золотые Lotus 79 с граунд-эффектом. Но если кто-то и мог доставить неприятности их пилотам, то именно Карлос за рулем алой Ferrari 312T3 на шинах Michelin. Он победил четырежды и занял третье место в таблице.

Зимой гонщик перешел в Lotus – и казалось, что теперь-то ничто не сможет помешать его долгожданному триумфу. Но Формула 1 наглядно продемонстрировала, сколь капризной дамой является: пока команда Колина Чепмена билась со сложной в настройках моделью 80, соперники, тоже внедрившие граунд-эффект, делили победы в Гран При. 

В итоге Андретти и Рейтеман настояли на возвращении «79-х», но было поздно: теперь старой модели уже не хватало скорости, чтобы повторить прошлогодние успехи.

Выступая за Lotus в 1979-м, Карлос не одержал ни одной победы (хотя четырежды поднимался на подиум), а в восьми последних гонках и вовсе не заработал очков

Фото: Райнер Шлегельмильх

Во второй половине того сезона лучшей машиной Формулы 1 выглядела Williams FW07. Фрэнк Уильямс собрал воедино все компоненты успеха, а конструктор Патрик Хэд сделал ставку на надежные и проверенные решения. И хотя до старта чемпионата у Williams не было ни одной победы, ее гонщики Клей Регаццони и Ален Джонс пять раз смогли подняться на вершину подиума. 

Зимой Рейтеман перешел в Williams – по иронии судьбы, он во второй раз отобрал место у Регаццони. Правда, для этого пришлось пойти на непростую жертву: в контракте Карлоса было прописано, что он имеет статус второго гонщика и должен действовать в интересах Джонса. 

Вместо того, чтобы строить новую машину, экономный Хед улучшил существующую, добавив ей индекс B. Как оказалось, заранее предусмотренная Уильямсом субординация не потребовалась: Джонс выиграл в 1980 году пять гонок и завоевал титул, тогда как Рейтеманн стал сильнейшим всего раз и остался третьим, пропустив еще и Нельсона Пике из Brabham. 

Наступил сезон-1981. Освоившись в команде, аргентинец поехал по-настоящему быстро. В квалификациях он переиграл Джонса со счетом 10-5. Но Фрэнк ни собирался убирать деление на первого и второго гонщиков, что стало для Карлоса дополнительным прессингом. 

На первом этапе в Лонг Бич Рейтеман лидировал, но ошибся, обороняясь от Джонса. По ходу второй гонки в Бразилии Карлос вновь ехал первым – с мостика ему поступил прямой приказ пропустить партнера по команде, но аргентинец не подчинился ему и раньше всех проехал под клетчатый флаг. Уильямсу это очень не понравилось…

Уик-энд в Золдере оказался омрачен пятничной драмой. По ходу тренировки молодой механик команды Osella выбежал на пит-лейне – где в ту пору еще не было ограничения скорости – прямо под колеса Williams Рейтемана и получил смертельные травмы. Карлос стартовал в гонке с поула и одержал победу, и лишь на подиуме все увидели, какой шок он испытывает от случившегося. Тем же вечером он улетел в Италию, чтобы встретиться с родителями погибшего механика.

Карлос Рейтеман, Williams FW07C, 1981 год

Фото: Дэвид Фиппс

За шесть гонок до конца сезона Рейтеман лидировал в общем зачете с перевесом в 17 очков (это примерно 45 по нынешней схеме). Но оставшиеся Гран При он провел невыразительно, всего дважды пробившись в шестерку. А на трех финальных этапах сезона и вовсе порой складывалось ощущение, что гонщику не интересен титул – так просто он уступал в борьбе принципиальным соперникам, Пике и Джонсу. 

Он вновь не стал чемпионом, а спусти несколько дней после завершения сезона объявил об уходе из Формулы 1. Позже аргентинец передумал, даже провел в Williams две первых гонки сезона-82 – но затем ушел из спорта окончательно и бесповоротно. 

Он стал политиком, губернатором провинции Санта-Фе, а гонки лишились его удивительной харизмы. Был ли он слишком мягким и чувствительным для жесткого спорта? Требовался ли ему особый подход в команде, чтобы стабильно добиваться хороших результатов? Или у него было бессознательное желание избежать того повышенного внимания, которое связано с титулом? Может, он просто слишком накручивал сам себя? И почему человек, способный психологически справиться с трагедией в Золдере-81, не сумел проявить такой же силы характера во внутрикомандных сражениях с Лаудой и Джонсом?

Ни у кого – пожалуй, даже у него самого – не было ответов на все эти вопросы. Но в те дни, когда все складывалось в его пользу, догнать Карлоса Рейтемана было практически невозможно…

Источник

похожие посты