Октябрь 16, 2021

.

Николай Долгополов: Дейнека любил спорт, а в футбол был искренне влюблен…

В издательстве «Молодая гвардия» вышла книга «Из блокнота Николая Долгополова. От Франсуазы Саган до Абеля», которую составили мемуарные очерки одного из самых известных отечественных журналистов, члена президиума Федерации фигурного катания на коньках России, участника пресс-комиссий Олимпийского комитета России и Международной ассоциации легкоатлетических федераций.

Николай Михайлович Долгополов работал на тринадцати Олимпийских играх, и неудивительно, что спорт — одна из главных тем книги.

С любезного разрешения издательства публикуем вошедший в сборник очерк о художнике А. А. Дейнеке, который, как и автор, был страстно увлечен спортом, и его произведения, спорту посвященные, — сегодня безусловная классика отечественного изобразительного искусства.

 

Знаменитый художник и монументалист Александр Дейнека любил спорт, а в футбол был искренне влюблен.

В 2019 году не слишком широко отмечалось 120-летие живописца, рожденного еще в XIX веке. Да и скончался Александр Александрович в июне 1969-го — больше 50 лет назад. Другая эпоха, иные времена и искусство, тоже совсем не похожее на сегодняшнее. А ведь я был знаком с человеком, творившим в суровые годы социалистического реализма и так успешно от его канонов уходившим. Мы жили на седьмом этаже, а немало известных художников занимали мастерские на девятом.

Но Дейнека выделялся из всех. Он казался нам, мальчишкам, всё и всех знавшим, каким-то странным, прямо не от мира сего. Из-под редко виданного темного берета ниспадали на широкие плечи вьющиеся седые волосы.

Куртка в краске, широкие брюки на болтающемся пояске, грубые и нечищеные ботинки. В доме, где жили народные артисты РСФСР и Советского Союза, одеваться так было не принято. Но он уже тогда был признан гением, ему ничего не запрещалось. И, как понял я гораздо позже, в этой вольной манере одеваться Александр Дейнека пытался походить на всеобщего кумира Пабло Пикассо, нам в ту пору неведомого.

Вечно в постоянном порыве спешивший, от суеты отрешенный и не тративший время на раньше принятое в определенных, ныне исчезнувших кругах «здравствуйте». Он поднимался на лифте нашего первого подъезда на девятый, и изредка, если везло, я помогал мастеру донести до мастерской что-то из его здоровенных ручищ падающее и рассыпающееся, удостаиваясь безразличного: «Спасибо, мальчик». Он, конечно, был слишком далек от нас и замкнут в себе, чтобы запоминать наши не нужные ему имена.

А я во всю смотрел на его руки с впившейся в кожу, не оттирающейся краской. Он всегда тащил тяжести: подрамники, свернутые высоченной трубочкой здоровенные холсты, тюбики, наверное с краской, кисти… И все это — чуть не бегом на таинственный девятый, где среди других — и его мастерская.

Заходить на этот этаж всем, не только непослушным детям, запрещалось: нельзя тревожить творческий покой мастеров. Но мы туда забегали и заходили: по требованию пожарных двери этого этажа никогда не запирались, никаких замков и в помине не было. И, точно знаю, ни разу ни единая картина не пропала из мастерских в годы «оттепели» и последующего за ней застоя.

Об этом я не случайно, не просто так. А нам, ребятам, надо было набраться смелости, чтобы

попасть в мастерские, преодолев, страшно же, полутемные и узкие проходы. Смотрели на незаконченные картины, видели неподвижно застывших натурщиков, всегда сосредоточенных и оттого кажущихся несколько угрюмыми живописцев. Этаж казался именно таинственным, потому что коридоры 9-го были заставлены десятками картин, неоконченных пыльных полотен, которые мы, ребятишки из этого дома, любили разглядывать. Может, потихоньку и приобщались к прекрасному, разглядывая этот остров сокровищ?

Пару раз по приглашению художника отец, с Александром Александровичем хорошо знакомый, прихватывал с нашего 7-го в его мастерскую и меня. Три пролета вверх по лестнице — и совсем другая жизнь. Не очень я прислушивался к разговорам о сложной доле художника. Какая там доля, когда столько всего сделано и нарисовано. Даже мы, желторотые, и то видели потрясающие мозаики Дейнеки на станции метро «Маяковская». Поражают они не только красотой. Выполнены в 1938 году, а следов культа личности — никаких. Скорее, культ спорта.

Мне и в живописи художника больше всего нравились выпуклые, яркие фрагменты фигур футболистов. «Что — сам играешь? — почему-то смеялся художник. — Вот это для вас, для народа. — И, уже обращаясь к отцу, показывал нечто более сложное: — А как вам это?»

Почему-то запомнился мне все повторявшийся вопрос человека в берете: «А потом, потом — поймут?»

Дейнека А. А. Футболист. 1932

 

У Дейнеки футболисты необычные: чересчур по сравнению даже со Львом Яшиным мускулистые. Какие-то объемные. Рвущиеся за мячом в бешеном порыве, редко на стадионе «Динамо» виданном. Но они, эти ребята в трусах и с неприкрытыми мощнейшими торсами, вызывали восхищение. Краски были подобраны так, что я чувствовал: вот этот парень ради гола сокрушит всех. А тот, громила ростом повыше, пожалеет соперника, побоится нанести ему травму.

Дейнека при жизни был увенчан всеми лаврами, в СССР существовавшими. Хотя и не совсем в ладах был мастер с обязательным социалистическим реализмом, ему все прощалось: Дейнека же. Знаю, что у многих прекрасных полотен «жизнь» складывается чрезвычайно загадочно, не так гладко, как у их творцов… Годы спустя увидел я всех вместе собранных так знакомых мне крепышей-игроков на соседней даче коллекционера и друга нашей семьи Михаила Григорьевича Гордеева. Чего и кого в этом летнем стандартном финском домике только не было: Фальк, Малевич, любимый мой художник, стопроцентный реалист и не только социалистический, Владимиров, старинные бюсты и скульптуры.

Московский бомонд, сбиваясь в кучки, съезжался по выходным в этот чудо-домик. Глазели, охали. Однажды сюда приехал на своей роскошной «Волге» генерал Калугин — тоже, видно, ценитель искусств и будущий предатель.

А после смерти Михаила Григорьевича и его милейшей жены огромная по размерам картина Дейнеки «Футболисты» висела на неотапливаемой, застывавшей зимой от холода террасе.

Не все в ней было до конца прописано. Некоторые фигуры на заднем фоне так и остались в неясных контурах.

Но, пусть простят знатоки, именно это полотно и виделось мне вершиной творчества российского гения. Как хотелось купить любимых футболистов — ведь они были и частью моей молодости, чтобы каждое утро наслаждаться этим выписанным человеческим великолепием. Но откуда же…

Уже в начале 1990-х цены так скакнули.

Михаил Гордеев был прозорливым коллекционером и тончайшим знатоком искусства, видел на годы вперед. Приобретал произведения, клеймившиеся прозападными, упадническими, до выставок не доходившие. В его московской квартире висели ранние шедевры Шагала. И приезжавший в Москву художник, уже старик, полчаса поднимался на пятый (или четвертый) этаж дома без лифта, чтобы встретиться с творениями молодости. За Марком Захаровичем предусмотрительный дядя Миша нес заранее приготовленную табуретку. Упорный Шагал до квартиры добрался, увидел картины, воспевавшие его Витебск. По рассказам, расчувствовавшийся Марк предлагал коллекционеру огромные деньги, но наш друг отказался продавать картины: пусть все останется как было, полотна о Родине должны и жить на ней. Святые слова… Картины, когда ты к ним привыкаешь, как ставшие родными дети. А кто же будет торговать ими ради иллюзорного богатства.

Дейнека А. А. Футбол. 1924

 

Но вернемся на пустующую дачу. Она, как и все в 1990-х, тоже подвергалась набегам. На первых порах неграмотное жулье лишь безжалостно разрезало полотна: искали за ними, на стенах висящими, тайные заначки или уж не знаю что. А потом картины стали исчезать.

И все мои уговоры, мольбы, обращенные к наследникам Гордеева, снять хотя бы Дейнеку, убрать «Футболистов» от греха, перевезти в Питер, где родственники коллекционера и жили, не были услышаны. Годы, болезни, занятость сплелись в обещание приехать будущей весной.

И я решил действовать сам. Неумелыми руками крест накрест забил вход на террасу досками. Потом нанял таджиков, и они набили на доски фанеру да еще навесили здоровенный замок.

По-моему, кое-кому — без уточнений — мои попытки не очень-то и нравились. Обвинили в том, что хозяйничаю на чужом участке, да и вообще лезу не туда, куда надо.

Все мои упорные потуги оказались напрасны. Это вам не время загнивающего социализма. Брали и крали столько, сколько можно было украсть и унести. И «Футболисты» в один непрекрасный день, как и было тревожным безвременьем предначертано, бесследно пропали. Возведенные мной защитные укрепления были, наверное со смехом, разрушены. Огромный замок, сбитый элементарным топором, стыдливо валялся у входа.

Да, вы правильно поняли. «Футболистов» украли. И поиски их ни к чему не привели. И были ли поиски? В милиции от меня заявление не приняли. Картина — не моя, а когда начал нажимать, настаивать, умело и привычно осадили: «Странно, что проявляете такой интерес. И заколачивать, как сами признались, чужие двери да еще вешать замок права не имели. Это тоже можно признать вторжением в чужую собственность». До чего же гадкую пору мы пережили. Как трудно было в родном государстве без трезвого государя.

Впрочем, ничто не исчезает бесследно. Похищенные картины имеют обыкновение появляться на свет божий. Раньше они всплывали «через два поколения», теперь — еще быстрее. Годы спустя близкий петербургский друг и наследник коллекции вдруг огорошил меня: «Дейнека нашелся». Оказалось, что немалых размеров полотно хранилось у кого-то, неизвестно кого, где-то в подмосковном гараже.

А потом всплыло в Германии. Имя (немецкого?) владельца неизвестно. Подтверждение слов моего безвременно ушедшего товарища я нашел в не слишком тиражном специализированном журнале для любителей живописи. Может, Дейнека не потерян для своей Родины — России? Сколько стоят теперь «Футболисты», сказать не могу, в 1993-м их оценивали в «смехотворные» по сравнению с сегодняшним днем 30 тысяч долларов.

Я грущу без вас, друзья мои футболисты. Разве что выкупит вас у умного немца за свои миллионы какой-нибудь наш добренький олигарх?

Поживем — увидим.

0Автор публикации

не в сети 48 минут
osporte.online

0

Комментарии: 0Публикации: 2671Регистрация: 25-02-2019

Источник

похожие посты